Vous êtes sur la page 1sur 29

Фрейдизм и марксизм1)

//. Д. Сапир.

Фрейдизм как сложная система.

В оживленном, подчас ожесточенном споре о фрейдизме, не


ходящем и пошли** го страниц многочисленных журналов и
сборников, сплош ь н рядом не дается с достаточной четкостью
■к'лцая формальная характери стика (фрейдизма. М ежду тем вни­
мательный анализ всех раоот Фрейда и его последователей не
оставляет и тени сомнения в том. что фрейдизм— это мпогосторон-
ш и внутрйнне-свн:шшая система взглядов, охватывающая одно­
временно как и нди видуальную психологию с психопатологией,
так и социологи*!. К аж дая из :*тих областей разрабатывается
Фрейдистами с точки зрения одного и того же метода. Выводы,
яолупепгшо при исследовании одной проблемы, играют роль
■•порной базы при исследовании д р у го й — и обратно. Наконец, вся
система покоится на вполне определенных философских предпо-
|‘ялках. частьь» открыто высказываемых фрейдистами, частью
ш о осознанных ими. / т б о просто замалчиваемых.
Тесная связь между всеми составными частями учения Фрои-
ia совершенно очевидна. Ноли»я понять социологических по­
строений Фрейда, не б у д у ч и знакомым с его .итгдивидуально-псн-
хологичсскими работами, и, наоборот, психологические взгляды
Фрейда остаются непонятными без у ч е та его социологических
исследований. Такая внутренняя взаимообусловленность всех ча-
■ теП системы является, несомненно, сильной стороной фрейдизма,
ta m o ята особенность фрейдизма отчасти об’ясияет его рас-
¡Iространешю<*'ггэ п идейпую влиятельность. на какую он не мог
'■ нв такой мере рассчиты вать даж е при наличии тех социальных
• у.-ловиП, которые созвуч ны подобным идеологическим системам.
Является ли такой ш гл я д на фрейдизм общепризнанным? Д а­
леко нет. Ярые поклонники Фрейда в медицинской и в педа-
гчгто'кой среде склонны зам алчивать социологические и, фи-
-■мсофские работы Ф рей да. сводя тем самым ого учение нсклю-
шельни к совокупности амнирическнх и технических данных,
¡пвестннх в психопатологии иод названием психоанализа. Итим
'.•ни но только гр еш ат против истины, но и выхолащивают га-
существенное из того самого учени я, распространять которое
ад считают себя призванными. Справедливость требует сказать,
что такое самоограничение допускается ими лиш ь под на ПО­
ДО* критики, направленной против социологической части фрей­
дизма. В иных усл ови ях они п]>евозносят решительно все, чти
вписал Фрейд, и в своих работах по психопатологии испол *зуюг
‘Ргументы из всех областей фрейдизма. Во всяком случае, со
'■
‘Оршгы этой категории приверженцев Фрейда нет ясного и от-

’) Печатается в к а ч е с т в е м а т е р и а л а к крит ик е Фрейца. Pfd.


кры того теоретического признания тесной взаимосвязанности всех
частей фрейдизма, и именно это обстоятельство позволяет ям ц
нуж ны й момент о тсту п а ть бее особых противоречий на сравни­
тел ьн о хорошо укрепленны е позиции психоанализа (в узком
г.-е. правильном, смысле этого слова).
Н едостаточное призпание фрейдизма, как единой в своей
слож ности системы, веде г, на наш взгл яд , к недочетам подчас
и в др угом лагере— в лагере критиков из марксистской среды
Э тот недочет заклю чается в незаконченности критики, которая,
сам а по себе соверш енно прави льна, но дал ьш е воиросов соццо
догии не идет. Хорош о ещ е, если автор высказывает теорети­
ческую уверенность в лож ности остал ьн ы х— не социологам*
чееких- частей фрейдизма. П оскольку автор-социолог считает
себя некомпетентным в спец и альн ы х вопросах психопатологии,
мы не вправе требовать от него, помимо априорных, также и
ф акти чески х доказательств его предполож ений в области ncirxi>
патология.
Гораздо х у ж е , если критик м арксист, только что вскрыв­
ш ий всю ош ибочность соци ологи чески х теорий Фрейда, тут же
некритически делает оговорку, что он вполне*допускает возмож­
ную правильность индивидуально-психологических построений
фрейдизма, н е проверяя затем достоверности своего допущения.
К ак бы то ни было, отказ от критики фрейдизма в его исходной,
индивидуально-психологической части делает всю критику не­
достаточной, ибо оставляет пеноколсбленным ряд основных эле­
ментов критикуемой системы. С д р уго й стороны, этот же отказ
позволяет фрейдистам выш еочерченного ти н а проделывать свое
отступлени е на индивидуально-психологические позиции.
З д есь мы ограничим ся ли ш ь психологической и психопато­
логической частями фрейдизма, не разбирал специально социоло­
ги чески х работ Ф рей да и его последователей, тем более, *гк>
м арксистская критика эти х работ уж # дан а достаточно подроОш
тт. Юринцом i) и Дебориным 2). Эго не значит, конечно, mtv
мы не будем касаться некоторых социологических проблем там.
где эти последние тесно с вя н а тл с <фреИдиотской психологией.

Составные части фрейдизма.

Колыбелью, в которой зародил ся фрейдизм, является облагть


патологии, область психоневрозов. З д есь были установлены пер­
вые полож ения психоанализа в узком смысле этого слова. Вскоре
однако, психоанализ выходит из эти х ограниченных рамокя ра»-*
пространяется на область и нди видуальной психологии вообще.
<Мы примештем в пси хологи и нормальных людей, — говорят
Ф р ей д ,— те сл едстви я, к которым привело нас изучение патоло­
ги чески х состояний» 3).
И нди ви дуально - п си хологи чески е построения становятся .
‘ 1>рейд,—те следстви я, к которым привело нас изучение патм^
с одной стороны,, возникаю т новые им пульсы в деле
все тех ж е психоневрозов, а, с д р у го й стороны, делаются

1) «Под Зн ам ен ем М ар кси зм а» 1924 г., № 7— 8.


а) « В е с т н и к Ком м . Академии».
а) « О сн о вн ы е п си хологические теории в психоанализе», 1из, с i-
фрейдизм в м а р кси зм . 61

лазки в еще более ш ирокую облаять социологии. К арсеналу эм­


пирических данны х, почерпаемых и поныне, главным образом, из
клинического материала., всо в больш ей мере начинают присо­
единяться широкие обобщения и теории. Количественное соотно­
шение между эмпирической и теоретической частями непрерывно
изменяется в стор он у непомерного перевеса последней, при чем
этот процесс прямо пропорционален все возрастающей сп ек ул я ­
тивности теоретического компонента. Э то в мягкой форме при­
знает и сам Ф рейд, за я вл я я : «Но у ж е при описании нельзя
избежать того, чтобы пе прибегнуть при обработке материала
к помощи некоторых отвлеченных идей, который берутся из ка­
ких-либо иных источников, леж ащ их, несомненно, вне нового
опыта» 1). В последних работах Ф рей да: «По т у сторону принципа
удовольствия» и «Я и оно» отвлеченность и произвольность этих
идей» становятся поистине безбрежными.
Таким образом, фрейдизм начинает все в большей мэре
принимать очертания нигроко об’емлющей системы, при чем цен­
тральное место в пей занимают индивидуально-психологические
построения. Это последнее оГ>стоятельство делает * наиболее це­
лесообразным н ач ать рассмотрение фрейдизма именно с его инди-
видуальпо-психоЙогнческой стороны.
Обычно принято, и злагая учени е Ф рейда, разбирать в от-
дельности две гр уп п ы полож ений: од н у, относящ ую ся к формаль­
ной сторопе пси хи ки , и д р у гу ю , которая касается самого содержа­
ния психики, конкретного психического материала. Этого раз­
л и ч е н и я будем при держ и ваться и мы вви ду явной Неравноцен­
ности этих обеих частей фрейдизма как в научно фактиче­
ском, так и в методическом отнош ениях. Но, делая это, нужно
отчетливо созпавать всю абстрактность и искусственность такого
разграничения. Х о т я и сам Ф рейд пы тается раздельно излагать
обе категории вопросов, посвящ ая каждой из них особые статьи
под соответствующими названиями (см. «Основные психологиче­
ские теории»), однако при чтении эти х статей легко убедиться,
что эта задача почти но разреш има. Либо к разбору данных
одой категории прим еш ивается известная доля данных дру­
гой, либо, если принцип разделения проводится достаточно
арого. остается впечатление неполноты н недоговоренности ра­
боты.
Фрейдизм и формальная психология.

Краеугольным камнем формально - психологической теории


Фрейда является уч ен и е о с тр у к ту р е и механизмах бессознатель­
ного.
Бессознательное, по Ф р ей д у, не есть просто совокупность
переживаний, находящ и хся вне ноля сознания, ибо такие пере­
живания далеко пе однородны в смысле возможности для них
1-'тать осознанными. В то время, как для одних переживаний эта
возможность р еал и зуется в любой момент без сколько-нибудь зна­
чительного пси хи ч еского папряжения, други е отделены от со­
здания в обычных у сл о в и я х почти непроходимой гранью. Пере­
живания первого рода обозначаются Фрейдом, как предсознатель-
(сокращеппо Vbw). психические ж е процессы второго рода
с у т ь ио Ф р ей ду бессознательные ь подлинном смысле этою
слова (сокращ енно Ubw). ^Выражение бессознательный... обоз­
начает не только л а тен тн ее мысли, а особенные, отличающиеся
определенным динамическим признаком, а именно такие, которые
остаю тся вдали от сознания, несмотря на скок» ингенспвность и
действенность» 1).
Таким образом, в структурн ом (или но терминологии Фрей­
д а--топ и ч еско м ) отношении и си хн ка состоит как бы из трех
этаж ей : l Tb\v, Vbw и В\\. Т ак как, однако, системы Bw и
Vbw мало отличаю тся д р у г от д р у г а и постоянно др уг с другом
перемеш иваются, то ближе к действительности разделять пси­
х и к у лиш ь на два этаж а: сознание и бессознательное.
Н едоступность сознания для переживаний бессознательной
сферы есть р езул ьтат полной неприемлемости последней для
с у б ’екта. В с и л у этой неприемлемости бессознательные пережива­
ния либо вовсе никогда не осознавались, либо, раз понвнвлгиг-ь с
сознании, были вытеснены оттуд а. П сихические тенденции, при-
изводящ ие такое вытеснение и находящ и еся на стыке между
сознательной и бессознательной сферами, получают у Фрейда
обозначение «цензура . Отпрыски бессознательных стремлений
претерпевают некоторое искаж ение со c ro p o A i цензуры— этой
охранительш щ ы входов в сознание. Психологические механизмы
:->того искаж ения очень разнообразны. Но в общем их деятель­
ность сводится к маскировке неприемлемо™ бессознательного
стремления путем подбора такой е го внешней формы, которая
не подлеж ит осуж дению со стороны личной совести или обще­
ственного мнения; при воем этом стремление, как таковое, пр^
. юлжа ет действо вать .
Нанбол<м» яркое выражение этот процесс получает в меха­
низме с и м в о л и к и . Из д р у ги х механизмов, работающих в тгм
ж е направлении, очень важен механизм «вторичной обработан
пли рационализации, заклю чаю щ ийся в оправдании приемлемыми
(как для себя, так и для д р у г и х ) мотивами каш чм ш будь из
проявляющ ихся во вне комплексов беесознанля. постыдных,
в их чистом виде.
К ритическая работа цензуры становится подчас столь не
умолимой, что б<чч-ознательный комплекс может изменить «во*
прежнее направление на диам етрально ему противоположное.
В этом с л у ч а е д ей ств ует т. и. механизм реактивного образо­
вания.
На этих важных механизмах мы останавливаемся особо ui>
том у. что они имеют больш ое значение и дл я социологических
<>бобщений Ф рейда.
К ритика фрейдизма, вполне оправданная, как мы убедимся
ниже, и в этой ei4> части должна, все-таки иметь в виду, что
работы Ф рей да о с тр у к т у р е и механизмах психики есть тот отдел
его учени я, который с одерж ит в себе ряд достоверных поло­
ж ений, способных при надлеж ащ ей их оценке и обработке, войти
в инвентарь подлинной науки , поскольку дело идет, копечж».
л и ш ь об индивидуальной п си хи ке.
Наличие бессознательного в пси хи ке песомнепно, в частно­
сти б е ссо зн ате л ь н о е . как совокупности вытесненных побужд*

•) 1. с., стр. 77
фрейдизм и м ар кси зм .

ний. Тенденция к забыванию неприятных событий и пережива­


ний. o4eHb ХйРошо согл асую щ ая ся с учением о вытеснении,
«еть и р о Ц ^ не подлеж ащ ий сп ор у в научной психологии’.
Хочтго так же несомненно, что сильные побуждения, даже если
„ни в не сознаются, все ж е находят то или иное отражение как
н сознании, так и в поведении с у б ’екта. Противоположное утвер ­
ждение оказалось бы в резком противоречии с известными дан
ншш об единстве всех нервно мозговых процессов особенно.
íianpnMep, с данными ш колы Ухтомского.
Ссылка на то, что бессознательные процессы недоступны
изучению будто бы именно потому, что они бессознательны,—
'ллее ч$м неубедительна. Т акая ссылка методологически отли-
¡ается всеми грехами агпостицизм а, а с точки зрения фактов,
fie учитывав той простой вещи, что самонаблюдение есть как
раз один из сам их ненадежных методов, н что в нашем распо­
ряжении всегда имеются об’сктивные способы проверить всякую
психологическую теорию на реакциях и поступках человека. -
Однако такая полож ительная оценка некоторых элемен-
к»в учения Ф[нШда вовсе пе исключает ряда сущ ественных воо-
раже-ний против его формально-психологической теории в целом.
Прежде всего, если бессоапательпое с его механизмами и
юступно изучению, то во всяком с л у ч а е ясно, что такое изу-
Еенне есть дело очопь пелегкое и требую щ ее величайшей
и-горожности. М<икду том в соблюдении такой именно осторож-
шй меньше всего можно уп р е к н у ть Ф рейда, не говоря ужо
• его неумеренных п оследователях. Особенно велика произвол!.-
ш ь, например, при толковании сновидений на основании об-
днх правил символики. 1к>т образец одного такого исключительно
затянутого суж дени я. К асая сь психологии страха у взрослого
"дтовека. Фрейд за я вл я ет: ‘ Это (т.-е. страх перед большой
реальной опасностью. II. Г .) , впрочем, все та же ситуация, к>
«►рая лежача в основе первого больш ого при ступ а страха в мо­
мент рождения л детского томительпого страха быть отделен-
ш от матери '). Не знаеш ь, чему т у т больш е у д и вл я ться:
ДО ;ш сверх естественной проницательности, с какою Фрейд по-
■тигазт душевпен1 состояние новорожденного ребенка, или смо-
кш. с какою без особых околичностей делается отождествле­
ние страха у взрослого человека со страхом у ребенка.
Другое возражение относится к отказу Фрейда от материал и-
тического подхода к изучению бессознательной сферы. Напрасно
ш станом искать у Ф рейда попыток о б ’яснигь хотя бы ча-
тично трактуемые им мехапизмы с точки зрения современных
зннщ мозговой физиологии. Правда, в некоторых из своих ран­
гах работ Фрейд. предвидя такого рода упрек, ссылается на
совершенство наш их знаний но физиологии нервной системы,
fíoесли .что оправдал не ещ е имело некоторый смысл па заре дея-
иашости Фрейда ( 90 -е и !>()0-о годы), то чего стоит оно теперь,
*йюху расцвета павловской и схож и х с нею по направлению
льхт.
В нашей современной фрейдистской литературе имеются п о
истолковать пекоторые фрейдовские механизмы психики
■точи зрения рефлексологии и тем самым доказать матзрцали-

11Фрейд, Я и оно, стр. Р)1.

I
64 И. Д. Садир,

сти ч еск ую сущ н о сть фрейдизма 2). Сам и по себе эти юяолковц
нин механизмов в ряде с л у ч а е в очень удачны , и, значит ъь
ред нами — лиш ний довод в иол м у возможности физиологиче­
ского подхода к явлениям бессознательного. Но ведь это озщ.
чает такж е и то, что алологегы фрейдизма доказали как раз
обратное том у, что они хотели до к а зать ; ибо классический
диум в лице своего основополож ника не делает именно
м атериалистического дела, па которое его уполномачивал по
убеж дению наш их фрейдистов, современный уровень физиологи­
ческих знаний.
Мы очень далеки от того, чтоб и требовать полного об'ясае-
ния всех, даж е са м и х слож ны х механизмов бессознательного
при помощи пока нам и звестны х сравнительно ярим итнш
законов мозговой физиологии. Т олько некоторые, т.-е. самые про­
сты е, из эти х механизмов подлож ат сгголна такому об’ясненяю.
В остальн ы х более слож ны х механизмах примитивные законы
физиологии д ей ств ую т так ж е, но л и ш ь «в снятом виде» и, зна-
чит, не в состоянии вы явить их природы во всем их качественном
своеобразия, столь естественном на вьгс/шгх ступенях развития
мозговой ф ун кци и . О днако так ое положение вещей отнюдь не
сним ает с пси холога обязанности сбл яж ать закономерности лен-
хики с закономерностями физиологии, ибо преемственность къ
ж д у обеими ступ ен ям и несомненна.
А у Ф рей да п о л уч а ется «совсем наоборот». И это в первую
очередь очень я рко отраж ается на характере его изложения. Вот
образчики: «... этот (т.-е. пси хи чески й . И . С.) аппарат следовали
в начале с т р е м л е н и ю о б е р е г а т ь с е б я г) от раздражена!)
и потому при своей первоначальной конструкции принял схему
рефлекторного ап п ар ата...» («Толкование сновидений», стр. 403).
И ли: «...М ы можем сказать, что душ евны й аппарат имеет
е н о е й ц е л ь ю -) одолеть и освободиться от воспринимаешь
из извне и пзвнутри раздраж ений и возбуждений» {«Лекции
по введению в психоанализ», т. II, стр. 146 ).
В ед ь это явно телеологическое изложение предмета. Но дело
не ограничивается характером изложения.
Наиболее резкой степени дости гает разрыв между фрейдиз­
мом и основными принципами ди алектического материализма в
следую щ ем заявлении Ф р ей д а : «Процессы системы Uby на­
ходя тся в п е в р е м е н и (к ур си в автора), т.-е. они не распре­
делены во временной последовательности, с течением времени
но меняются, вообще не имеют никакого отношения к времени’ -
«Итак, повторим: о т с у т с т в и е , п р о т и в о р е ч и я , первич­
н ы й п р о ц е с с (подвиж ность активной силы), т е ч е н и е вне
в р е м е н и и з а м е п а в н е ш н е й р е а л ь н о с т и психиче­
с к о й (кур си в автора)— таковы признаки, которые мы ыожек
найти в процессах, отн осящ и хся к систем е Ubw» 3). Тут даже не
разрыв, а полярная противополож ность с принципами диалекти­
ческого материализма.
Эта цитата, песм отря п а всю ее ясн ость, получает обычно
стороны наш их ф рейдистов сл едую щ ее извгшительное толковШ

*) См., напр., 3 а л к и н д: «Ф рей д и зм и марксизм »,— журн. «Красная Новь.


•) К у р с и в наш. i i —ИЗ
') «О сн о вн ы е п си х ологи чески е теории психоанализа», стр.
фрейдизм я м ар кси зм . 65

Фрейд будто бы х о ч ег т у т сказать только то, что мы н е о щ у -


. щаем, но о с о з н а е м элементов времени и причинности в пе­
реживаниях бессознательного, тогда как вопроса о времени, при­
чинности и пр., как о б е к т и в н ы х признаков бессознания
Фрейд будто бы пе затрагивает вовсе. Очень странное извине­
ние: речь, стало бы ть, идет лиш ь о субъективном восприятии
времени и т. д. Но зачем ж е оговаривать эго особо, если не
только время и причинность, но вообще ни один признак бес­
сознательного процесса нами сознательно не регистрируется?
Ведь на то это— бессознательны й процесс. Но если все-таки нужно
дополнительное разъяснение, то его дает сам Фрейд в работе
от 1920 г., т.-е. много л ет с п у ст я после написаний слов, цитиро­
ваниях выше. В этой новой работе он пиш ет: «Мы установили,
что бессознательные душ евн ы е процессы сами по себе находятся
.вне времени». Это преж де всего означает то, что они не уп о р я ­
дочены во времени, что в р е м я в н и х н и ч е г о н е и з м е н я е т
(курсив наш. И . С .), что представление о времени нельзя
применить к ним» ') . Нам дум ается, что это повторное заявле­
ние Фрейда и особенно слова, нами подчеркнутые, настолько ясны,
что никакому двусм ы сленном у истолкованию они больш е не под­
лежат.
# В только-что цитированном «По т у сторону принципа удо­
вольствия» Фрейд прибегает к обширным б и о л о г и ч е с к и м
сопоставлениям для обоснования некоторых, впервые им устано­
вленных, психических механизмов. Казалось бы, это .свидетель­
ствует о его повороте на материалистические рельсы. Но думать
так было бы иллюзией. Ф рейд отнюдь не олерирует здесь с
точно известными данными, а ограничивается построением произ­
вольных гипотез, имеющих лиш ь видимость научно-биологиче-
ш х. Попытка говорить на «железном языке топологии мозга»
(выражение т. Юрннца) носит явно неудачный характер и очень
ярко свидетельствует о ^регрессии» к давно похоропенным натур­
философским системам прош лого столетия.
К формальпо-исихотогической части фрейдизма необходимо
подойти и с другой сторопы. Пока что мы имели дело лиш ь
еоценкой п о с у щ е с т в у психических закономерностей, с той или
иной степенью достоверности обнаруженных Фрейдом. Но чрез­
вычайно важно, что на основе этих закономерностей сплош ь и
рядом делается теоретическая надстройка и притом с таким архи­
тектурным размахом, что вырастает целая система, начинаю­
щая тягат1*оя с марксизмом то в смысле претензии на сотруд­
ничество с ним, го в смысле открыто-враждебного соревнования,
Так как эти теоретические попытки исходят даже порой и из
марксистского л агер я , их пи в каком сл учае нельзя оставить
S® внимания.
Прежде в е е т с л е д у е т разреш ить вопрос, можно ли рассматри­
вать формально-психо'югическое учение Фрейда, как самую суть,
ик центральное ядро фрейдизма? Мы отвечаем на эго в резко
отрицательном смысле. И с этим должен был бы согласиться
в первую очередь всякий до колца последовательный фрейдист.
В самом деле, любой сл уч ай применения фрейдовских принци­
пов к какому-нибудь конкретному исследованию— все равно идег

') «По ту сто р о н у принципа уд о в о л ь стви я *, стр. 62.


По» Знаменем М арксизма.
5
ли р ечь об анализе психик1Г*5ольного, или об истолковании из­
вестного общ ественного явл ени я, — кажды й такой случай нока-
зы вает, что ф рейдиста и нтересует ие что ищь\ как психологи­
ческое с о д е р ж а н и е . М еханизмы пси хи ки —символика, сгуще­
ние, вторичная обработка я -т. д .— играют в этом исследовании
л и ш ь роль п утеводи тел я по той извилистой дороге, в конц&
которой долж но раскры ться все то жо содержание психики—
основная цель исканий психоаналитика. Здесь надо подчеркнуть
с полной определенностью , что имешю специфическое учегшо
о с о д е р ж а н и и п си хи к и со ста в л я е г «живую душ у» фрейдизма-
то именно, что кл адет на это у ч ен и е печать своеобразия и вмнсте
с тем губ и тел ьн о д а ви т на всю систем у грузом тяжелых методо­
логи чески х и ф акти чески х ош ибок.
Фрейдизм но мог бы вырасти в ш ирокую систему, если Оы
он ограни чился только ф ункциональной (формальной) стороной
п си хи ки . В этом сл у ч ае он нисколько но вышел бы ни ряда
многочисленных пси хологи чески х и психопатологических работ
техн ического порядка, отличаясь от них разве только оригиналь­
ностью постановки проблем и блеском некоторых открытий.
М еж ду тем некоторые авторы у нас в С С С Р (Варьяш ]) и
Фридм ан) 2) но только вы двигаю т на первое место формально-
п си хологи ческую часть фрейдизма, но даж е доходят до того,
что более или менее откровенно замалчивают органически спаян­
ную с ней фрейдовскую психологию содержания (сексуализм,
теория пси хи чески х аборигенов; см . ниже). Еще не так плохо,
если это означает извращение самого фрейдизма. Горюдо хуже,
если иод этим кроются очень рискованны е, а то и совершенно
ошибочные методологические намерения. Речь идет о попытках
применить фрейдовские механизмы психики к исследованию ряда
с о ц и о л о г и ч е е к и х проблем, главным образом, к проблем'1,
общ ественных идеологий.
Б чем заклю чаются эти попытки'?
Образец самой ярко/t из них принадлеж ит венгерскому фрей­
д и сту Ф еренчи. И сходя из наличия *в бессознательном так паз.
механизма проэкции, т.-е. стремления представить себе внеш­
ний мир по образу и иодобито свои х личных переживаний, Фс-
репчи об'ясияет усиленной раГогой in oro импнио механизма не
4'jo иное, как возникновение и деалистических философских сис­
тем. Бессодерж ательность и беспомощ ность такой теории спис­
ком очевидна, чтобы на ней подробно останавливаться, тем бо­
лее, что сам автор не претен дует на звание марксиста. Паю из
марксистского лагеря исходит д р у г а я попытка такого же рода,
дгрявда, более прикрытая, но едва ли мопсе ошибочная и, не­
сомненно, имеющая Солыпе ш ансов на идейную влиятельность.
С у т ь попытки заклю чается в том. чтобы распределить область
социологии на «сферы влияния» м еж ду историческим материа­
лизмом, с одной стороны, и фрейдизмом в его формально психо­
логическом разрезе,— с др угой . Отныне исторический материализм
б удто бы должен сократить свое исключительное господство
в марксистской социологии; ^местечко иод ол и цем » должно оыть
предоставлено здесь и ф рейдизму. Дело при этом рисуется так.

М « И сто р и я новгй ф илософ ии», Гил, 192fi.


*) С борник «П си хо ло ги я и м арксизм *. 1925 г.
френдвзм и м ар кси зм . 67

ято исторический материализм по-прежнему оставляет за собой


право выяспять соответствие между экономическим базисом к
идеологической надстройкой. Зато он у ст уп ае т фрейдизму часть
почетной и ранее ему одному принадлежавш ей задачи— об’яснить
ме х а низ м в о з н и к н о в е н и я идеологии. Д ругими словами,
провозглашается, что проблема идеологии не может быть пол­
ностью разрешена, если но вскрыть п с и х о ф и з и ч е с к и х ме­
ханизмов идеологии; а зд есь как-будто фрейдизму— и книги и
руки.
Позволительно сп р оси ть: что нового, плодотворного может
дать такая методологическая установка? Позволяет ли она нам
глубже проникнуть в с о д е р ж а н и е идеологии, которое на са­
лом деле целиком обусловлено общественной средой и с ее эконо­
мический базисом и разнообразными надстройками? Помогает ли
она уяснить и ф о р м у идеологии, на чем особенно пастаивают
фрейдисты,— панр., смону религиозного типа мышления типом
научного мышления и т. п .? В едь оказать, что в основе этой
смены лежит смена д в у х различных психофизических механиз­
мов— значит для социолога не сказать ровно ничего. П усть вти
механизмы действительно разные, но ведь весь волрос в том,
какие движущие причины вызвали к жизни там один, а здесь
зругой механизм? Может быть, эти дви ж ущ ие причины в ко­
нечном счете исходят из того же психического аппарата, из не-
кпих имманентно-присущих человеку внутренних качеств? Но
одна лишь постановка такого предположения настолько не­
научна, что даже попы таться сделать ее не реш ается ни один
фрейдо-уарксиет». Или дви ж ущ ие причины смены психофи­
зических механизмов леж ат не внутри, а вне человека, в его
общественно-историческом окруж ении? Это несомненно и неоспо­
римо, но что может здесь д ать п усть самый «глубокомысленный»
учет психической механики но Ф р ей ду. Этот уч ет неизбежно бу­
дет бить далеко мимо цели, а проблема так и останется от­
крытой. ,
Тов. Варьяш в своей недавно вышедшей книге «История но­
вой философии» *)— книге, заслуж иваю щ ей особого и подробного
разбора—сам признается, чго «психология функции» (т.-е. учение
о психологических механизмах) ничего не дает для уяснения
исторических событии. Но зачем в таком сл учае нужно было на
десятках страниц неустанно подчеркивать методологическое зна­
чение теории бессознательного? В едь именно это неустанное под­
черкивание требует совсем иных логических выводов и оставляет
вышеприведенное, соверш енно правильное, заявление беспомощно
висящим в воздухе, приклеенным где-то сбоку.
Этого мало, наши фрейдо-марксисты считают своим долгом
подпереть фрейдизм многочисленными цитатами из Маркса и
Энгельса. Это обстоятельство требует особого внимания. Варьяш
бается показать ссылкой на гл ав у ^Капитала» о товарпом
Эготизме, что М аркс не менее интенсивно и даже более г л у ­
боко, чем Фрейд, интересовался психическими механизмами бес-
ЭДнания. Несколько слов но этому иоводу.
Верно ли, что М аркс указы вает на бессознательное (вернее,
несознательное), извращ енно-фантастическое отношение людей к
р я д у общ ественны х категорий, в частности к общественной при­
роде меновой стоимости? Абсолю тно верно. «Товарная форма л
отнош епно ценности продуктов, в котором она проявляется,
это только определенное общ ественное отношение самих людей
к о т о р о е п р и н и м а е т д л я н и х ф а н т а с т и ч е с к у ю фоъ
м у (кур си в щцц. I I . С .) ддкого-то отнош ения между вещами»!)
Эти слова М аркса не вызывают н и каки х колебаний по затронутому
только что вопросу. Но означает ли это, что Маркс считает не­
обходимым вы яснять особые ы с и х и ч е с к и е м е х а н и з м ы для
раскрытия п р и ч и н товарного фетиши-зма? Н ичуть не бывало.
Эти причины целиком л еж а т в общоствепно.1 обстановке, и так
как их, эти х общ ественных причин, с о в е р ш е н н о д о ст а ­
т о ч н о д л я выяснения вопроса, только ими одними и интерес
суе тся М аркс. В от какоо об’ясиение по л уч ает фетишизм у автора
«Капитала»: « Ф е т и ш и з м т о в а р н о г о м и р а в ы т е к а е т , как
у ж е п о к а з а л п р е д ы д у щ и й а н а л и з , из своеобраз­
но г о о б щ е с т в е н и о г о х а р а к т е р а т р у д а , которыйпро-
и з в о д и т т о в а р ы » (кур си в М а р к са )2). Д альш е следует раз­
витие той ж е формулы. «Весь мистицизм товарного мира, все то
волш ебство и колдовство, котороо ок р уж ает продукты труда,
производимые на основе товарного производства, исчезает тот­
час, как только мы обращ аемся к д руги м формам производ­
ства» 3). В сл ед за тем дается анализ тех форм производства,
при которых общ ественных причин д л я фетишизма, а, стало
быть, и этого последнего, больш е но сущ е ств у е т. ’
К ак мы видим, Маркс обош елся соверш енно без всяких пси­
хоф изических категорий, и тем не менее анализ товарного фети­
шизма, усл ови й его возникновения и исчезания оказался вполне
исчерпывающим.
Т а ж е п ечать неудачи леж и т на попытках фрейдо-марксн-
стов опереться на Э нгельса. В своем письме к Мерингу (от
14/V II — 1893 г .) Э н гельс говорит, ^то, выводя политические, пра­
вовые и прочие идеологические представления из «экономических
основных фактов, «мы при этом из-за содержания не обращаем
долж ного внимания на формальною стор он у: каким образом эя»
представление возникает-». Фрейдизм, как мы видели, тожо за­
нимается «формальной стороной» психики. Выходит как-б#дто.
что Ф рей да и Энгельса и нтересует одно н то ж е; больше того —
Ф рейд оказы вается в роли исполнителя заветов Энгельса, как
но усп ев ш его «обратить долж ного внимания» и пр. Нет, однако,
ничего поверхностнее, чем такое заклю чение, основанное лишь
на простом словесном сходстве м еж ду двум я выражениями. Ведь,
казалось бы, если ста ть на то ч к у зрения наш их самоуверенных
толкователей Э нгельса, этом у основоположнику марксизма ничего
др угого не остается дел ать, как вслед за постановкой вышеуказан­
ного вопроса взяться за разбор лсихо-физических механизмов
идеологии. Именно такое впечатлепне они и пытаются создать,
п ользуясь при этом таким, мягко вы раж аясь, примитивным при­
емом, как ум олчание о п о сл ед ую щ и х строках того же письма-
Энгельса.

М К а п и т а л , т . I, кн. I, изд. 2, 1906 г., с т р . 29.


3) 1, с., стр. 29.
*i I. с., стр. 32.
фрейдн™ и м ар кси зм . 69

Что же на самом деле пиш ет Э нгельс, отвечая дальш е ни


поставленный им вопрос?
Прежде всего Э н гел ьс начинает с конкретизации поставлен­
ного вопроса. Ре,чь идет у него об об’яснении возникнов&вля
т представлений вообще, а так и х представлений, когорые не
находятся в сознательной связи с «истинными побудительными
силами, которые при водят в движение» это представление. Д аль­
ше следует самое об’яснение. О казываегся, отмеченная абер­
рация вытекает из того, что идеолог «имеет дело исключительно
с материалом мыслительным; без дальнейш и х околичностей он
считает, что этот материал порожден мышлением и не занимается
«следованном никакого др угого процесса, более отдаленного и
от мышления независимого».
Из этой выписки с полной очевидностью следует, что, со­
гласно Энгельсу, особенности «идеологических представлений»
об'ясняются в первую очередь специфическим характером того
материала, с которым профессионально связан «идеолог». С дру­
гой стороны, это коренится, как это такж е отмечено Энгельсом,
и в неонакомстве «идеолога» с действительными отношениями
между общественными базисом и надстройкой. К о роче'говоря,
ибе указанные причины относятся к ч и сл у обусловленных дан­
ной исторической средой.
При чем т у т у Э]ггельса психо-физические искания—предо­
ставляем судить непредубеж денному читателю.
Размер статьи заставл яет нас ограничиться лиш ь этими воз­
ражениями, по вывод стаповл тся обоснованным у ж е я сейчас.
П с и х и ч е с к и е м е х а н и з м ы с а м и по с е б е не в со­
с т оянии о б ъ я с н и т ь н е т о л ь к о с о д е р ж а н и я , н о и
формы и д е о л о г и и , к а к о б щ е с т в е н н о г о я в л е н и я ; э т о
можно с д е л а т ь и с х о д я т о л ь к о и з о б ’е к т и в н ы х ф а к ­
тов с о ц и а л ь н о г о п о р я д к а . Н о и з у ч е н и е э т и х ф а к ­
тов и с в я з и м е ж д у н и м и е с т ь д е л о т е о р и и и с т о р и ­
ческого м а т е р и а л и з м а . П с и х о л о г и ч е с к и м ж е к о н ­
цепциям Ф р е й д а з д е с ь с о в е р ш е н н о н е т м е с т а .
Психические механизмы Ф рейда имеют свое, правда, огра­
ниченное применение ли ш ь к формам психики отдельной лично­
сти. Даже и здесь— только к формам, но не к содержанию. Учет
этих механизмов здесь все ж е обязателен, поскольку речь идет
об индивидуальных особенностях данного человека. Но там, где
эти индивидуальные особенности взаимно уравновеш иваются, т.-о.
в явлениях социологии, ф ормально-иенхологическая теория Фрей­
да теряет свое методологическое значение.
В связи с только что сказанным б удет уместным поставить
на разрешение более общ ий вопрос— об отношении фрейдовской
теории бессознательного к марксистскому пониманию этой кате­
гории. Отчетливое реш ение этого вопроса тем более важно, что
исходным пунктом ф рейдистских попыток «дополнить» и «испра­
вить» с о ц и о л о г и ч е с к у ю теорию Маркса служ и т утверж де­
но, будто учение Ф р ей д а о бессознательном ^'же давно было
Фрмулировано в общ их чертах никем иным, как Марксом,
6Дго это учение е ст ь ли ш ь конкретизация и дальнейш ее раз­
витее некоторых сторон М арксова учени я.
Посмотрим, какова цепа такому утверждению.
В работах основоположников марксизма выражение «бессо­
знательный» встречается неоднократно. Однако этот бэсспорный
ф акт сам по себе ещ е ни в какой мере не оЗозначает торжества
фрей ди стски х претензий. В со дело, конечно, в том, какой смысл
вклады вается марксизмом в выражение «бессознательный». Этот
смысл вы ясняется с достаточной наглядностью хотя бы из сле­
дую щ и х выписок:
«Люди сами делают свою историю, но до си х нор несозна­
тельно, не руководя ею общей волей по единому общему плану»
(Энгельс. Письмо от ‘25 /1— 1894 г.).
«В ступая в общ ение, люди во всех сколько-нибудь сложнщ
общ ественных формациях— и особенно в капиталистической обще-
ствеиной формации— н е с о з н а ю т (кур си в В . И. Ленина) того,
какие общ ественные отнош ения при этом складываются, по каким
иакоиам они развиваются» (Ленин, «Материализм и эмпириокрити­
цизм», Собр. с о ч ., т . X , стр . 273 ).
«С переходом ср ед ств производства во владение общества
уп р аздн яется товарное производство, а с ним и господство про­
д у к т а над производителями. А н а р хи я внутри общественного про­
изводства б уд ет заменена планомерной сознательной организа­
цией»... «Лиш ь с этого момента люди н ач н ут вполне сознателш
делать свою историю» (Э нгельс. «Аити-Дюрннг»).
«Отражение экономических отнош ений в виде правовых прин­
ципов необходимо я вл яется точно так же стоящим вверх ногами.
Это отражение соверш ается так , что этот процесс н е д о х о д и т
д о с о з н а н и я (курси в наш . I I . С .) действующего» (Энгельс.
«Письмо к Конраду Ш мидту», 27 / Х — 1890 г.).
О чем говорят эти цитаты по интересую щ ем у нас вопросу?
1 . Вы раж ение «бессознательное» означает у основоположни­
ков марксизма не что иное, как о т с у т с т в у ю щ е е и л и не­
достаточное, или, н а к о н е ц , и з в р а щ е н н о е з на ние
о б’е к т и в н ы х п р о ц е с с о в п р и р о д ы и о б щ е с т в а . В част­
ности такое незнание может к а са ться и своей собственной (тоже
об’ективной) классовой сущ н ости , когда дело идет об историче­
ск и х вы ступл ени ях того или ииого «класса в себе», еще не
усп евш его превратиться в «класс д л я себя». Кратко формули­
ру я, — б е с с о з н а т е л ь н о с т ь е с т ь н е з н а н и е .
2. Х а р а к тер бессознательного определяется о б щ е с т в е н ­
н ы м и причинами. П сихо-физические моменты, коренящиеся в
органических свойствах человека, оставлены Марксом, Энгель­
сом, Лениным без всякого рассмотрения, как, повидимому.
в данной связи несущ ественны е.
3 . К атегори я бессознательного ф и гу р и р у е т у теоретиков идр
ксизма, как отн осящ аяся в первую очередь к л ю д с к и м мас­
с а м , а не к отдельпой личнозти. И ндивидуальная бессознатель­
ность выводится из о 5щ ествениой, а не наоборот.
Что общ его имеют эти полож ения с фрейдовской теорией бес­
сознательного? У Ф рей да бессознательное означает не незнание,
не отрицательны й момент в п си хи ке, а как раз н а о З о р о т , — сово­
купности некоторых п о л о ж и т е л ь н о - д е й с т в у ю щ и х психи­
ческих тенденций. У Ф рей да био-психическне моменты
роль не побочного, а основного определителя бессознания. И, на­
конец, исходным пунктом всех работ Ф рейда, включая и соцп
фрейдизм и м ар кси зм . 71

логические, я вл яется бессознание не как общественная а как


индивидуальная категория.
П о д р о б и рассмотрение как эти х, так и ряда други х пун к­
тов фрейдовской системы состави т наш у дальнейш ую задачу,
во уж? и сделанны х сопоставлений достаточно, чтоЗы подчеркнуть
всю необоснованность ссылок наш их фрейдистов на «Марксово
учение о бессознательном».
Теперь — по с у щ е с т в у выш еуказанных трех положений.
Ключ к правильной и х оценке методологически дается, па наш
взгляд, последним из них, абсолютно верным при подходе к
изучению общественных явлений. Общественные явления можно
понять лишь па основе закономерностей специфических для обще­
ства в целом, как некоторой осоЗой формы движения материи,
а отнюдь не па основе и зучения отдельных личностей, ибо обще­
ство вовсе не есть простая ариф метическая сумма индивидуумов.
Если это так ,— а это именно г а к ,— то био-психические свойства
отдельного человека геряют с точки зрения основных обществен­
ных проблем всякий интерес для подлинно-научного социолога,
как категория «снятая», т.-е. хотя и включенная в изучаемое
«ложное явление, но отступаю щ ая по своему значению далеко
на задний план перед др уги м и — в данном сл учае социальными—
категориями, специфическими дл я этого явления. Все эго озна­
чая, что марксистское понимание бессознательного абсолютно
верно, и что д р у го го понимания с правильной социологиче­
ской точки зрения бы ть не может. Тем самым и фрейдовскому
учению о бессознательном должно быть решительно отказано
в какой бы то ни было социологической пригодности. Утвер-
адать иное— значит противоречить основам диалектики.
Другое дело, если р ечь идет о 5 оценке учения о бессозна­
тельном с ипдивидуально-психологической стороны; Ни один
яацксист но пытаотся отрицать наличности индивидуальных пси-
ических закономерностей и необходимости их изучения для це­
лого ряда практических, в том числе и медицинских, целей.
В частности и бессознательные психические тенденции, как осо-
Фая часть индивидуальной психики, несомненно сущ ествую т, и
нашей задачой я вл я е тся конкретное рассмотрение правильности
того, что сделал Ф р ей д для их изучения.
Посвящая этому вопросу дальнейш ие главы, мы все же с
самого начала хотим подчеркнуть, что и в индивидуально-пси-
шогической области Ф рейд д о п уск ает основную методологиче­
скую ошибку. И нди ви дуальная пси хи ка со всеми ее механизмами
находится под постоянным воздействием социальных моментов,
определяющих в огромной мере как формальные особенности пси­
хики, так и ее содерж ание. К ак бы ни был значителен удельный
специальных био-психических закономерностей в структуре
отдельной личности, э т у последнюю никак нельзя понять, если
сбрасывать со счетов момент влияния наличной общественной
* № Именно это сбрасывание, как мы увидим ниже, и харак­
терно для Фрейда. В этом его основная— тоже анти-диалекти-
ческая—ошибка, тяготею щ ая над всеми частными положениями
теории.
Больше всего это сказы вается в той части учения Фрейда,
^яорая относится к с о д е р ж а н и ю бессознательного. К этому
^ сейчас и переходим.
Фрейдизм и проблема содержания психики.

В чем заклю чается учен и е Ф рей да о с о д е р ж а н и и инди­


видуальной психики?
Д в и ж ущ ей силой пси хи ки по Ф р е й д у являются влечения
Эти последние играю т роль посредн ика м еж ду фиэико-хякяч^
ским и процессами сомы и психикой в собственном смысл© зщ>
сл ова. Но, войдя в контакт с п си хи кой, влечения сцепляются с
известным кругом представлений и чувствований, в результат*
чего возникает некая ди нам и ческая единица— комплекс. Эти ком­
плексы и составляю т ядро пси хи ки , реш ающ ую ее часть.
В лечен ия— комплексы разнообразны как по их органическим
источникам, т а к и по той цели, на которую они направлены.
Общ ая ж е и х классиф икация, которую Ф рейд проводил вплоть
до послевоенного периода, заклю чается в различении сексуальных
влечений н влечений «Я» (то ж е, что и влечения самосохранения).
Т а к как оба рода влечений (вернее соответственных комплексов)
по услови ям жизни вступ а ю т в конфликт д р у г с другом, 1Г0
больш инство сек суал ьн ы х влечений вы тесняется в глубины бес­
сознательного; именно они и составляю т главное его содержание.
«По вопросу об общей характери сти ке половых влечений
можно сказать следую щ ее: они многочисленны, проистекают из
разнообразных органи чески х источников, действую т сначала не­
зависимо д р у г от д р у г а и ли ш ь в более поздний период объеди­
няются в более или менее соверш енный синтез» 1). лроме того,
половые комплексы сменяют д р у г д р у г а в известной последова­
тельности.
О ткуд а ж е возникают эти комплексы во всей конкретности
их содерж ани я? И какую роль в образовании комплекса играет
внеш няя среда? По Ф р ей д у оказы вается, что все эго заранее
предопределено филогенезисом данного лица. Значение внешней
среды , действую щ ей в он тоген езе,-здесь сведено к минимуму: она
вносит разве ли ш ь добавочные ш трихи в содержание архаиче­
ского комплекса. На примере т. н . «Эдипова комплекса», который,
кстати, занимает по Ф р ей д у центральное место среди половых
переживаний, а стало-быть, и во всей бессознательной сфере, эти
соотнош ения становятся достаточн о наглядными.
В основе Эдипова ком плекса леж и т стремление к инцесту
(кровосмесительству), сексуал ьн ое тяготен и е мужских членов
сем ьи к ж енским, и наоборот. Н а почве этого тяготения возни­
к ает открытое или скрыто© соперничество м еж ду членами семьи
одного и того ж е пола. Т ак образуется целая гамма переживаний,
связанны х как с отнош ениями соперничества, так и с отноше­
ниями любви. В этом своем ви д е Эдипов комплекс имеет ро
Ф р е й д у отдаленное до-историческое прош лое.
Одним из основных моментов этого прош лого явилось,
то событие, что «в один прекрасны й ден ь изгнанные (отцом, п . М
бр атья соеди ни ли сь, убили и с ’ели отц а и положили таким oopj-
зом конец отцовской орде» 2). А вот я следую щ и й момент толже
истории: «В течение долгого времени озлобление против о т ,
тол кавш ее н а деяни е, ослабело, тоска п о нем возросла... 11еР
начальное демократическое р авенство в сех соплеменников не.

*) Ф р е й д , Основные психологическ«^теории, стр. 111.


*) Ф р е й д , Тотем и табу. стр. 151. _
фре*днвм и м арксизм » 73

было больше у ж е сохр ан и ть, вследствие противоречащих куль-


терных изменений; таким образом... появилась склонноегь. .
¿овь оживить стары й отцовский идеал созданием богов» 1).
• В данной связи нал не интересует историческая достовер­
н о сть всех этих сообщений Ф рейда. Здесь нам важно лншь то
обстоятельство, что, по Ф р ей д у, переживания, связанные с опи-
еанными событиями, отлож ились в виде особых комплексов в
п с и х и к е дальнейш их поколений и действую т активно ещ е и
поныне. «Достаточно д о п у сти ть ,— пиш ег Ф рейд в цитированной
уже работе,— чго об'единивпш еся братья находились во власги
тех ж е противоречивых ч у в ств к отц у, которые мы можем
доказать у к а ж д о г о и з н а ш и х д е т е й и у н а ш и х н е в р о ­
тиков...» (курсив н аш . И . С .) *).
Итак, содерж ание бессознательного дано филогенезом. Бог
самая точная и полная из формулировок Фрейда по этому во­
просу: ((Содержание U bw можно сравнить с п с и х и ч е с к и м и
а б о р и г е н а м и . Е сли у человека имеются унаследованные пси­
хические образования, н ечто аналогичное инстинкгу животных,
то это составляет ядро бессознательного. К я д р у позже 'присо­
единяется все устраненное в период детского развития, как 'недо­
пустимое по природе своей, н и ч е м н е о т л и ч а ю щ е е с я о т
у н а , с л е д о в а н н о г о » (К ур си в повсю ду наш . И . С .) 3).
Таково содержание бессознательного по Ф рейду. Полный учет
этого момента есть клю ч к пониманию всей системы, ибо теория:
Фрейда приписывает бессознательной сфере исключительно боль­
шое влияние на п с и х и к у и поведение человека. «Было бы не­
верно,— говорит Ф р е й д ,— представлять себе, что Ubw (бессозна­
тельное) остается в покое в то время, как вся психическая
работа проделывается в V b w (предоознание; в данном случае,
то же, что и сознание. И . С .); что Ubw представляю т собою
нечто такое, с чем у ж е покончено— рудиментарный орган, оста­
ток после соверш енного р азви ти я... Ubw живет, способно к раз­
витию и поддерживает с V b w целый р яд связей; меж ду прочим,
оая иногда дей ствую т и совместно» 4).
В одной из своих последних работ («Я и Оно») Фрейд под­
черкивает приоритет бессознания в п си хи ке с еще больш ей силой.
Оказывается, что «Я»— инстанция, включающая в себя сознание,—
вовсе не имеет собственной волевой ф у н к ц и и ; единственный источ­
ник волевой энергии находи тся в «Оно», т.-о. в бессознательном.
Фрейд заявляет: «Я» превращ ает волк «Оно» в действие, как1
будто б ы (курси в наш . И , С .) это было его собственной
волей 6). Ещ е большею вы разительности достигает тот ж» прин­
цип в книге «По т у сторон у принципа удовольствия»,’ где про­
возглашается господство е щ е одного бессознательного влечения,
а именно влечения к навязчивому повторению (Wiederholungs-
zwang). В пси хи ке с у щ е с т в у е т , п о Ф рей ду, тенденция к непроиз­
вольному воспроизведению однажды испытанных сильных пере­
живаний, главным образом инфантильно-сексуальны х. В изобра­
жении Фрейда наличие такой тенденции делает ещ е более оче-

*) I. с., стр. 167.


*) I. с.
¡i «Основные психологические теории», стр. 161.
*) «Основные психологические теории психоанализа*, стр. 147.
*) «Я и оно*, стр . 22.
-a ii¥ g ' L .T T '- T - f - ü g ^ É ПеТ»гЗеС ."Г„"ó j- 3 n ¿H iJí
---.и егтам н z v z i z r . z . С:от=^ 7 ;.-ТЕу} ~ н е ^ s z e z z j - Ф ;*Е да звтэд
'. c-i2»:ем *^г^.1 2 ^тнч^ее. T -■ ;te <:~ixjr. 47^j zízioaaLto
pfc. £J*^irü.-rT ЕЛ Zr:*rE- r’;-'rHZ2 V E rrb p O T H E C E. к 3 L 3 'j E iiT H H t*e
2 В 312‘i H H Hr H r r b íO T S ^ - r ^ Z I Л 1 'Л е 2 . ^ Z > :.:- :3 Z I 'гТШ ЯЗЛЙПИ
ZIV*H3 "*>ДуГТ ВЛгЧаТЛеНЛе Л1*гт.'-ЛедуJ 1Дг2 СТДЬГЫ. -■'У' д а ^
лы. z л-:нх-.«Е^лт ■; :^м.о> e ^-líLtí счг:-*л талу* етдъбт авго-
« jth 4 ^ e z ь . '- н н к а ы л ^ г г .-ел-гнн: й p iíh h h m z ж з ф ^ т г Ъ д н я
влняниямг ! i. А ы : з ^мечат'г.льЕ:* y!~z¿r:»r,-ii.siu3> ¿.1 н:е?рацм
-:•>£ л е м :Е г ч е - ;- * ::2 :.v z ¿ : ü : -mezm. h í:^ ií^ . & r : v p e * той
'A** HIHilHbí. E J I '. Г-1Я rTZ Zl-Z*p».vZ EiíX I'Z Z .Ii SiifT a. Пр2 46*
&>? e-r l í V .í i'v ' > а ? -> ~ гЬ ^ Л 2 . Z r 2 Z I’ZX 1-ДЛЛ > : L *> X i 3 ^ . i ü T b -A g g v i
Z■
■ '. HrVZ’il : >.
Для зазергиенил k.¿;cíteh e^xi.czm *; e~e в £ps?Ezx ч?ртц
:м.у-мотр*е7Ь. какие имгуль:*» z те-д^ндин уг;й.ьл.-г»? ?ejfi « ¿j.
«••тямя c c z i z e z . E>:c:»;*íi*r s ííi- > z .r r 3¿ гр*-Лг:,7ы -Г**:*. . s e í s z í . Mozbo
3áp«&Ee* П р*гЛ ЕН Ле7Ъ . “ v С ч ^ Е Л Е ге Д е 2 ;Г В Т е ? у Фр«у£д* л-:* образт
и п о л o S e j> С^с/;*:*зЕатч-льн >й cv;-ep-=¿: л a a M is e ? zz í - п ь гиче,
*слн С-есс^знательн:-? и ^ ~ г в z:nxzse непререкаемый np-ii-parer?
Н р^лдолож енпя иа ?T vi счет о лр аЕд ы заЕ*гея лоте-:*ггы>. Лешь
поверхности «е н з у ч е н г е Фрейда м:>ге? создать ЕЛ^чзтзгнае. фдгс.
•■гласно ег-'- взгляда*. соендЕле лм-пет д х га т'Ч Е у г -гллзсгм-
7*чльно сть. ТаЕ/>? впечатлеЕие Еа п^вы й взгляд »:< ве7 пои-
затьсл обоснованным потому. что Фр>еЛд. z> е:*^2н*£ *<-ре в
«воих ранних p^C-i-rai. сряпйсыза/Ет еознаЕию р:ль 2с-:гт^Л£ т. н.
принципа реальности . Фрейдоз прннднп р«е»альЕ:<т« е»тть с е ­
ление п риспособ¡г г ь о я в пелях сам х о х р « а н е Е 2 л е с с у ж а в ш е й
среде.—стремление, ялушее в j -азрез с лрЕЕ^ллом ул:*&:аьегвм-
неудовольствия. под знаком кс-торюго тег.ут п;«:-п^:ы Ое«г*ш-
гольной сферы. Казал«>:ь *:«ы. прлнднп р-«-тън>:*тг г есть то
(сьичжем в скобках—а'-страктн>метз4’И^пчесЕ«:-г) н!Ч5ло. ьлорое.
но Фрейду, гарантяру^т с-:«знднн1:* нек-:о:*р»г>‘* c¿if*:oTvx?fcJbaxTb.
Однако дело с/<-тоиг не ras. Кав и можн:- 'ыло с - у т ^ . зрвн-
цип реальности есть только вллопз^енеЕпе ирянигз^ тлсволь-
ствия, привесок атегго послелн-уо. В леП •тзгт'гЛЬп^тте.—ижпкт
<!>рейд,—замена принципа улоз-:ч1ьствня прннлялом р»?а^ьнс^л.
не означает вовсе устр^н^ния приял.ила улг'&хтьггвгя. ¿ толь»1
подкрепление этого П'хл^лнего. Мгн:*г^ЕБ-:*е. но сочигт^ть*»? Ж1
о-воим последствиям уд-^сстьотвяе уггреняетч-л т'Гсъе:* лля тоги,
’ггог.ы на новом п>ти с^х-печятъ ое'Г-е '«xz** e íz ^ se ^ . ютя й
отср о чен н о е j ¡.
К взглядам <1»г>ейд;1 по ?tvm y ж е ю л р о с т м:»ж5о г?л :вта и t
другой стор»>ны. В ы ш е ^ыло сказано. чт*>. г .» ч е «-егтазьзш
влечений. Ф р*й д признает наличие влечений сам о^ и й н ен н я (ми
влечений Я ). П 'х к о л ь к г Я ^-ть к >: пт ель -ж в и зъ я. мсжно
<1ыло Си дум ать, что « и к а н и е им-*?т c»:»'-'rse5HHe. ^к-йгтзеан»»
только ему одному втеч^ния. и тем «-амым с м г с н л е т в ‘Г-етъшой
мер*? свог* артон‘*-мв->:ть. ••лнако ок азы ваег:я. ч^-4 зольное
у тверж дени е л^лал->?ь Фрейдом л и ш ь в ер:* старых р»-То?м. »
и то с '-:>льшп«и ••ггйпич*'пи>:ми. йгр*-;яич-ния •: s трм.

Ч «По т у с т о г о н у приникла ую8л.-тьстаи«>, стр. -М.


: )1 С. СТГ. -
г'4 — ?*5.
г) <Оснозные "с ^ ю л о г я ч « с ч 'и е теори и *, с т г . ST.
фрейдизм и м ар кси зм . 75

что часть половых влечений эти х двигателей бессознания— «на


всю жизнь остается присоединенной к влечениям «Я», снабжал
пх либидинозными компонентами...» *). Уж е и в этом заявлени е
влечения «Я» отягчены грузом сексуальности. В позднейших
же работах Ф рейд договаривается до конца. Влечения к само­
сохранению окончательно о т о ж д е с т в л я ю т с я с либидо. Они,
стало-быть, есть только видимость, только маскировка, какую
проделывают' в сознании всемогущ ие половые комплексы. Вот
собственные слова Ф рей да па этот счет: «Изучая развитие либидо
у ребенка в его ранних стади ях, оно (психо-аналитическое на­
блюдение. I I. С .) приш ло к убеждению, что «Я» и является
собственным и п е р в о н а ч а л ь н ы м р е з е р в у а р о м л и ­
б и д о (курсив наш . I I . С .), которое лишь отсюда распространяется
наоб’ект... Это иарцистнчсскоо (т.ч \ направленное на самого себя.
Я. С.) либидо было так ж е выражением силы сексуальны х вле­
чений в аналитическом смысл о, которое мы д о л ж н ы б ы л и
отождествить с п р и з н а н н ы м и с с а м о г о н а ч а л а в л е ­
чениями к с а м о с о х р а п с п ню» (Курсив наш. Л . С . ) 2). И на­
конец: «Если и влечения к самосохранению имеют либидинозную
природу, то, может бы ть, вообще мы не имеем др уги х влечений,
кроме либндинозннх. По крайней мере, никаких други х мы не
видим3). Хотя г у т ж е у Ф рей да и делается смягчающая ссы лка на
необходимость дальнейш и х исследований по этому вопросу, выше­
приведенное заявление достаточно характерно и недвусмысленно.
Сознание лишено сам остоятельного значения, оно имеет т у же
половую направленность, что и бессознательная сфера, а сек­
суальность— главный, по Ф р ей д у, двигатель бсссознания— празд­
нует свою победу во всех реш ительно уго л ках психики.

Анализ фрейдовского уч ен и я о содержании индивидуальной


психики показывает, что это учени е сводится к следующим трем
принципиально важным положениям: первое—это положение об
исключительном преобладании в бессознательном психических
аборигенов; второе— о приоритете бессознательного в душевной
деятельности; тр еть е— о сексуальн ой природе всех психических
проявлений. Эти три положения органически спаяны д р у г с д р у ­
гом в учении Ф рейда: водь психические аборигены есть не что
иное, как унаследованны е модификации полового влечепия, и
именно потому, что «мелодия сексуал ьн ы х влечений» отличается
аервобытпой мощностью», бессознательная сфера, их носитель,
сказывается могучим двигателем и определителем всей психики.
Каждоо из этих ноложепий заслуживают отдельного рассмо­
трения.
Действительно ли содержание' бессознательного у индиви­
дуума может быть исчерпано психическими архаизмами? Если
бы это было так, т о к у д а ж е девается наличная социальная
среда е ее формирующим влиянием на все уголки человеческой
психики. И каким образом это можно согласовать с тем бес­
спорным, тысячи раз оправданным на практике марксистским

Н е . , стр. 111.
■) «По ту сторону принципа уд ово льстви я», стр. 94.
*) 1. с., стр. 95.
полож ением, что «в каж дой л и чности вложено общественное со*
дер ж ан и е; сама отдел ьн ая ли чность это точно сгусток обще­
ствен н ы х влияний, завязанны х в м аленький узелок» (Бухарин
«Теория исторического материализма»). Фрейдисты пытаются по-
разном у отдел аться о т та к и х вопросов.
Одна из так и х попыток заклю чается в ссылке на то чт$
вли ян ие наличной социальной среды на п си хи ку будто бы в до­
статочной мере допущ ено Фрейдом в виде «принципа реаль­
ности», представленного в сфере соонания. Иными словами, только
од н а область пси хи ки , а именно сознание, признается доступной*
социальным влияниям. Нечего с к а з а т ь — «утешили»! Ведь с точен
прения фрейдизма сознанис есть л и ш ь придаток бессознательной
сф еры — точно т а к ж е, к а к и принцип реальности есть только
«подкреплепие» принципа у д о во л ьств и я . В этом утверждении роль
социальной среды сведена к миним ум у.
С другой стороны, по с у щ е с т в у соверш енно неверно, будто
влияние внеш ней среды огран и чи вается ли ш ь содержанием со-
з н а н и я . Социальная сред а определяет содержание индивидуаль­
ной п си хи ки н е тол ько в отнош ении сознания. Опа создает
бесчисленное множество потребностей, интересов и стремлений,
у х о д я щ и х корнями в самые интимные, в самые глубокие «слои*
личности. И она ж е создает^ усл о в и я , ири которых ею же вос­
питанные интересы, стремления и потребности испытывают обрат*
ное общ ественное давление и подчас имеют все шансы на вытес­
нение и х в бессознательную сф ер у. Классовое общество есть
богатейш ий источник травм атизирую щ их влияний на психику.
Общ ественные противоречия разделяю т пе только человеческую
м ассу; они раздирают и п си хи к у отдельного человека. А это
означает, что личность, развиваю щ аяся в рамках классового обще­
ств а, не может но иметь в своем бессозпании то большей, то
меньш ей сум м ы вытесненных комплексов, содержание и самый
ф акт вытеснения которых целиком обусловлены принадлеж­
ностью личности к той или иной социальной прослойке и дан­
ными историческими обстоятельствами. Разве, например, может
пройти бесследно д л я пси хи ческого развития личности следую­
щ ая антитеза, характерная д л я классового общества: с одной
стороны, как известно, «господствую щ ие в обществе идеи (в,
том чи сл е и моральные) есть идеи господствую щ его класса»,
а, с д р угой стороны, тот ж е господствую щ и й класс воспитывает
в массе угн етенны х интересы и стрем ления, диаметрально про­
тивоположные его ж е идеям. На известной, достаточно низкой
ступ ен и развития классовой борьбы эти идеи обладают еще такой
силой в п си хи ке эксплоатируем ы х, что стремления протеста не­
избежно загоняю тся в пх бессознание, как неприемлемые и не­
допустим ы е. Короче т в о р я , здесь налицо все условия для про­
цесса вы теснения, но при этом д л я вытеснепия как раз cae-
циально-класоовы х комплексов. И гнорировать все эти ыеха^
низмы, обусловленны е многократно-противоречивой природой
классового общ ества, к а к это дел ает Ф р е й д ,— значит превращать
ли чность вм есте с ее бессознанием в голую абстракцию; это
ниачит— до чрезвычайности уп р о щ ать в действительное содержа­
ние и н ди видуального бессознания и создавать схемы, очень мало
пригодны е д л я плодотворной работы н области психологии и
психопатологии. К ак г»ы ни отн оситься к вопросу об унаеледо*
фрейдизм и м ар кси зм . 77

варпп психических архаизмов, даж е признавая их наличие, надо


вое же отчетливо иметь в в и д у, что без них или на р я ду с
ними в бессознательном дей ствую т и так и е— несравненно <юлео
сильные комплексы, которые целиком обязаны своим содержа­
нием влияниям н а л и ч н о й (в смысле данной стадии истори­
ческого развития) социальной среды. Только учиты вал это, можно
полностью понять содерж ание и н д и в и д у а л ь н о й психики.
Другого сорта попытки согласовать фрейдизм с марксизмом
идут но линии доказательств того, что психические аборигены
сами есть не что лнос, как унаследованные социальные пережи­
вания наших предков. Т ак, например, т. Б . Фридман пишет: «Пси­
хическая динамика представляет в конечном итоге отражение
борьбы самих внеш пих услови й между собою, из которых одни
соответствуют более древним периодам жизни человека, следова­
тельно, и развития психики, а други е соответствуют более позд­
ним... П, может быть, сам а борьба от того н происходит, что
старое, закрепленное не хочет уст у п и т ь и т& о р и ть с я новым
условиям р еал ьн о сти *). ^
Такого рода взгл яд , конечпо, более выдержан, чем выше­
приведенный, согласно которому одно ли ш ь сознание отражает
внешнюю среду. Но крайней мере этот последний взгляд нельзя
упрекнуть в стремлении разорвать п си хи к у на две совершенно
различные по природе области. И тем не менэе эта попытка столь
же несостоятельна, кап и преды дущ ая, ибо разделяет с нею
один и тот же гр ех. Точно так же, как ;и там, здесь фактически
не хватает достаточного у ч е т а наличных социальны е отношений.
Та борьба, о которой пи ш ет Фридман, отнюдь не есть отражение
конфликта наличных общ ественных с и л ,— тех самых, в пере­
плете которых развивается личность. Как будго^ без унаследо­
ванного материала нет почвы для психического конфликта! Как
будто недостаточно одних только отраженных в пбихике про­
тиворечий н а л и ч н о й внешней ср ед а дл я возникновения вн ут­
ренней борьбы!
Теперь о п р и о р и т е т е б е с с о з н а т е л ь н о г о . Ошибоч­
ность этого положения у Ф рейда заключается, на наш взгляд,
главным образом, в его безусловности. Тем самым оно превра­
щается в некий нсизменпый метафизический принцип, независи­
мый от условий времени и места. Конечно, отнюдь не исключена
такая возможность, когда под влиянием особо сложивш ихся внеш ­
них условий индивидуальное бессознание, пересыщенное «до
краев» мощными социально-психическими комплексами, действи­
тельно, с большой силой д ави т на все содержание психики
а поведения человека. М ожет быть и так, что патологическая
аномалня или огш ть-такн действие внешней среды, резко угн е­
тают функцию созн ани я,— и тогда бессознательное тоже может
стать властелином п си хи ки . Но ведь обе эти возможности есть
лишь частный сл уч ай в бесконечной гамме различных психоло­
гических ситуаций. Они являю тся ли ш ь продуктом специально
ш ш ш и х с я условий к а к во внешней обстановке, т а к и. в орга­
низме человека. И зд есь опять перед нами встает во весь свой
Р°ст значение конкретных обстоятельств времени и места, зна­
чение общественной среды.

’) Сборник «Психология и марксизм», Гиз, 1925 г., стр. 140.


Н аконец— о с е к с у а л и з м е . Н адо сказать, что во всей кри-
ти к е фрейдизма на протяж ении последних десятилетий именно
этот п у н к т встречал наибольш ее количество наиболее яростных
воарчажений. Мы так ж е считаем принципиально важным бороться
о фрейдовским положением о сексуал ьн ости психики. Но с
самого ж е начала необходимо резко отгороди ться от тех исходных
п ун к то в и приемов, каки е больш ею частью свойственны упомя­
н утой, почти исклю чительно б урж уазн ой критике Фрейда. Мы
имеем в в и д у ее очень часто морализую щ ий, филистерский ха­
рактер. Н а Ф рей да обруш иваю тся за то, что он сводит «вечные
и свя ты е устрем ления человеческого д у х а» к «низменным» поло­
вым побуж дениям. З д есь усм атр и вается подрыв религиозных,
нравственны х и иных «достижений общечеловеческой (а на са­
мом дел е— феодальной и бурж уазной ) культуры ». И Фрейд совер­
шенно прав, к о гд а он презрительно приравниваег это высоко-
добродетельное негодование к том у негодованию, с которым ь
свое время было встречено учен и е Д арви н а о животном проис­
хож дении человека (см. работу Ф рейда: «Трудность па пути
психоанализа»).
С наш ей точки зрепия сексуал и зм ошибочен но совершении
иным основаниям. Половое влечение в разных его модификациях
относится к ч и сл у врожденных реакций человека. Но ведь этими
влечениями не исчерпы вается вся сум м а врожденных реакций.
•Об’ективпая физиология высш ей нервной деятельности в лице
В . М. Б ехтерева различает по меньш ей мере десяток таких
реакций, из которых, как известно, очень важную роль в жизни
индивида играют, помимо половой, ещ е и пищевая, а также
самоохранительная реакция. У ж е эго одно соображение биологи­
ческого порядка делает сомнительным положение об исключи­
тельно-подавляющ ей роли сек суал ьн ости в психике. Но дело при­
нимает совсем ясный оборот, если привлечь в орбиту рассмо­
трения гак паз. в т о р и ч н ы е в л е ч е н и я . Мы имеем в виду ог­
ромное количество тех интересов н потребно 'той, стремлений и по­
буж дений, которые п р и о 0 р е т а ю т е я человеком в процессе его
многообразной социальной деятел ьн ости (профессия, школа,
сем ья, паучная, общ ествеш ю -поли'пЛ сокая работа и т. д. и т. д.).
Фрейдизм утверж дает, что всо эти виды психической дея­
тельности есть не что иное, как трансформированное половое вле­
чение. Такое утверж дение можно было йы понимать двояко:
1)Л и б о это имеет тот смысл, что вторичные втеченнялиш ь г ене­
т и ч е с к и связаны с либидо; это означало бы, что па ранних
стади я х онтогенетического развития личности либидо обусловило
их возникновение, а в дальнейш ем играет роль источника, пи­
таю щ его их некоей психической энергией (не либидинозиого ха­
рактера), которая ни в какой мерс не определяет направления
и цели вторичных влечений. 2) Либо это надо попимать в том
смысле, что либидо, трансф орм ируясь во вторичные влечения,
не перестает быть самим собой и определяет пе только силу, но
и самое с о д е р ж а н и е вторичных в л е ч ен и й .,,
Против первого толкования ф изиология не имеет особых воз­
ражений. Реф лексы вторичного порядка, действительно, воиш-
кают на бане врожденных реакций. Что ж о касается их дальней­
шей суд ьб ы , то наиболее вероятно, что в силу постоянного
.упражнения они приобретают настолько большой п постоянны
фрейдизм и м ар кси зм . 7»

запад собственной энергии, что связь их с первичной, врожден­


ной реакцией, как усл ови е и х проявления, становятся во вся­
ком случае необязательной. Это последнее обстоятельство, раз*
тлеется, сильно подры вает достоверность сексуализма даже и и
первом его толковании; однако и в противном случал это толюо-
вааие не противоречило бы нашим принципиальным предста­
влениям о социальном содержании личности: разве либидо, пре­
в р а т и в ш е е ся в абстрактную психическую энергию, хоть сколько-
нибудь способно изменить это содержание?
В се д е л о , о д н а к о , в т о м , ч т о ф р е й д и з м и с х о д и т
из в т о р о г о п о н и м а н и я . Более того фрейдизм делает все
возможное и невозможное, чтобы обосновать приведенное выше
представление о расш иренной роли либидо. Здесь сл едует допол­
нительно напомнить, что Ф рей д в особой работе о Леонардо да-
Винчи об'ясняет инф алтильно-сексуальны ми пережиганиями не
что иное, как содерж ание творчества этого последнего. А. Ней-
федьд, один из уч ен и ков Ф рейда, такж е без всяких околично­
стей выводит революционные антицаристские настроения моло­
дого Достоевского но из чего иного, как из пресловутого Эдипова
комплекса. Этот комплекс, видите ли, слож ился у Дозтоевавдпо
иод знаком враждебного отношения к своему отцу. Отсюда будто
бы возникло неуваж ение к авторитетам вообще, а дальш е и
об’яснять нечего, ибо, но мнению автора, остается лиш ь один
шаг к подготовке цареуби й ства. Аналогичные работы Нфистера,
Кольнал, Ермакова и др. были у ж о достаточно освещены в нашей
литературе. А бсурдн ость всех этих работ является лучш им дока-,
шельством против допустим ости расш иренного толкования ли-
5адо по Фрейду. Э та абсурдность не случ ай н а: она есть прямой
жический р езультат вм еш ательства теории либидо в проблему
«держания человеческой психики.
Сексуализм Ф р ей да пе только искусственно упрощ ает био­
энергетическую основу и си хикн, сводя даж е первичные влечения
i одному половому влечению , но и отрезывает все подступы к
юучению действительного содержания (в смысле совокупности
всех первичных и вторичных влечений) психики во всей ее кон­
кретности н историческом своеобразии. Ибо сексуализм Фрейда
на деле означает сбрасы вание со счетов момента социальных
шяний.
Было бы, конечно, соверш енно неправильным отрицать целую
серию ф а к т о в , установленн ы х Фрейдом, относительно онтогене­
тического развития либидо, его модификаций и превращений.
Точно так же нельзя оспари вать большой удельный вес либидо
в ряду других первичны х ч вторичных влечений, при чем очень
важно, что этот удельн ы й вес сам является величиной перемен­
яй, в каждом сл уч ае зависящ ей пе только от врожденных био­
нических свойств с у б ’екта, но и от его социального воспитания
в окружения (кстати, этот последний момент— и это очень х а ­
рактерно—почти пс разработан фрейдизмом).
Все эти факты бесспорны, но совсем другое дело специфиче-
«й сексуализм Ф р ей да, сексуализм как универсальное учение
5 человеческой пси хи ке и п у тя х к ес истолкованию.
Анализ основных индивидуально-психологических положе-
Ш фрейдизма каждый раз наталкивает нас на одну и т у ж е
при нц ипи альную погреш ность: а именно на фактическое игнори­
рование социальной обусловленности пси хи ки . Но такого рода
п огреш ность неизбежно влечет з а собою и целый р яд .производи
м етодологических грехопадени й . В самом деле, сколько бы ни
подчеркивали фрейдисты динамичность психической механика
эта динамичность п р евр ащ ается в стабильность, коль скоро они
становится в туп и к перед объяснением диалектических изменений
пси хи ки в разных и сторически х у сл о в и я х ; сколько бы ни гово­
рили они о возможностях нсихо-аналитического овладения бес­
сознательным, и х учен и е на самом деле насыщено фатализмом,
логически вытекающ им из теории пси хи чески х аборигенов и
приоритета бессознания. Н ечего и говори ть, что все эти осашыс
и производные качества ф рейдизма ничего общего с марксизма
не имеют.
Е сли так обстоит с фрейдизмом в области индивидуальной
психологии, то в области с о ц и о л о г и и непримиримость фрей­
дизма с марксизмом станови тся соверш енно очевидной. Мы не
станем здесь вхо ди ть в особый разбор социологических экскурсов
Ф рей да (см., н а п р ., ого работы: «масса и анализ Я». «Т^угем и
табу» и др .). Возьмем только одно положение Фрейда. Оно, во-
первы х, имеет принципиальны й характер, во-вторых, чрезвычайно
характерно для всей системы фрейдизма. «Мы... можем решиться,-
говорят он,— на с м ел у ю ‘■попытку провести параллель между сту­
пенями развития человеческого миросозерцания и стадиями либи-
дипозного развития отд ел ьн ого индивида. Анимистическая фаза
соответствует в таком сл уч ае нарцизм у, религиозная фаза-сгу-
пени любви к об’е к т у , характеризуем ой привязанностью к роди­
телям, а н аучн ая фаза составл я ет полную параллель тому со­
стоянию зрелости индивида, когда оп отказался ог принципа
наслаж дения и ищ ет свой об’ект во внешнем мире, приспо­
собляясь к реальности» *). З д есь перед нами целая «философия
истории». Какой ж е припцкп полож ен в ее основу? Пр инцип
п р о е к ц и и во в н е ш н ю ю с р о д у п е р в и ч н о психологи­
ч е с к и х к а ч е с т в ч е л о п е к а . П ови нуясь каким-то имманент­
ным психическим закономерностям, либидо индивида проделы­
вает одну стадию развития за д р угой и каждая такая стадия
вызывает к жизни то т у , го д р угу ю форму культуры. Очень
ясаль, что Ф рейд нигде не посвяти л нас в конкретные* меха­
низмы столь чудесного сцепления обстоятельств. Но, так и быть,
удовольствуем ся тем, что есть, ибо здесь нас больше всего инте­
ресует самый т и п - с о ц и о л о г и ч е с к о г о м ы ш л е н и я , харак­
терный для фрейдизма. Не сред а, с точки зрения Фрейда, в
конечном счете об’ясн я ег п с и х и к у человека, а психика—среду.
Не п си хологи я раз’ясняотся через социслогию, а— наоборот. И
это отнюдь не случай ны й вывих мысли ученого, попавшего в
незнакомую ем у область социологии; нет, эту, напротив, орга­
нически связано с самой сердцевиной системы, т.-е. с индиви­
дуальн о-пси хол оги ческой частью фрейдизма. И в самом деле-
ведь с точки зрения фрейдизма главное с о д е р ж а н и е психик
у ж е дано наследственными свойствами той же психики, налига-
ни м ж е влиянием внеш ней среды в принципе не остается ня
кого места.

1) «Тотем и табу», стр. 101.


фрейдизм и м ар кси зм . 81

Логическая стройность системы на-лидо, но она покупается


ценою полной беспомощ ности перед конкретным многообразием
истории, перед ж ивой диалектической действительностью, %
И тем не менее е ст ь ещ е авторы, которые от имени истори­
ческой) материализма пытаются обеспечить за фрейдизмом месго
в деле изучений социологических проблем!

Фрейдизм и психопатология.

Несколько замечаний по поводу психопатологических взгля­


дов Фрейда и ого уч ен и ков являю тся здесь совершенно необхо­
димыми, главным образом, потому, что психопатология служ и т
для фрейдистов той областью , о гк у д а черпается эмпири­
ческий материал для общ епсихологических и социологических
обобщений.
Учение о психоневрозах опирается на те ж е предпосылки
о механизмах пси хи ки , ч то и общ епсихологическал теория Фрейда.
Только здесь основные положения фрейдизма заострены с осо­
бой четкостью и категоричностью .
Согласно учению Ф рейда, как мы уш> видели, либидо про­
делывает определенное развитие, начиная с первых дней жизни
я кончая наступлением половой зрелости; при этом происходит
последовательная смена частичных сексуал ьн ы х влечений (аналь­
ная эротика, парциям, т щ е ст у о з н ы е стремления и т. д.). В
основе психопевроза леж ит наруш ение хода этого сексуального
развития, главным образом, в форме патологической остановки на
одном из его этапов и ли — особой резкости в проявлении одного
из парциальных влечений. Неудовлетворенное в си л у непреодо­
лимых моральных препятствий, частичное половое влечение обра­
стает рядом представлений и в виде комплекса погружается в
бессознание. Этот комплекс, зародивш ись, таким образом, ещ е в
раннем д'етском возрасте, болезненно изменяет психику своего
носителя на всю ого ж изнь. В этих услови ях достаточно и ма­
лейшего повода, чтобы возникли тяжелые психо-невротические
«аптомы.
Каков в таком натогонеое удельны й вес врожденных моментов,
с одной стороны, и наличны х влияний внешней среды ,— с другой.
Оказывается, что, п о Ф р ей д у , патологическое наруш ение сек­
суального развития есть продукт известного н а с л е д с т в е н ­
ного п р е д р а с п о л о ж е н и я , биологические основы которого
Фрейдизм оставляет вне рамок своего рассмотрения. Б ольш е того,
«кое содержание патологического комплекса в полном согласии
с Духом фрейдизма е с т ь так ж е не что иное, как переживание,
наследованное от доисторических предков или во всяком слу-
w первично-данпое психическим складом с у б ’екта. Таким обра-
здесь момент наследственной, первично-психической обу-
! Ийюенвостп и грает реш аю щ ую роль. , ‘
Социальный фактор тож е,' на первый взгляд, имеет значение,
и Фрейду, н возникновении психоневроза, но при этом в таких
Форш, что оно (значение) представляется второстепенным, под-
^ исчезающе-малым. В самом деле, во-первых, участие внеш-
яй среды в образовании комплекса резко ограничено во времени,
й»оно имеет место л и ш ь в раннем детстве; во-вгорых, социаль-
влияния играют ли ш ь вытесняющую роль, тогда как со-
Зименен Марксизма. ®
И. Д . Садир.

держ ани е ком плекса у ж е дано врожденно-психологическими ка­


чествами. В лучш ем с л у ч а е среда определяет об’е к т влечения
т.-е. сам н й непостоянный, по определению самого 'Фрейда, момент
его, м еж ду тем , как направление влечений у ж е лежит вне сфе­
ры вое дей ств ия среды ; в-третьи х, социальны е влияния, как источ­
ник травмы, провоцирую щ ей латентны й невроз, играют в концеп­
ции Ф рей да роль не причины, а то л ьк о повода, да и то отнюдь
не обязательного для невротической вспы ш ки.
С точки изрения фрейдизма, п е т психоневроза, который бы не
сводился к сексуал ьн ости . Это положение провозглашается совер­
ш енно категори чески. Открытие Фрейдом в сравнительно не­
давнее время новой категории влечений типа Wiederholungszwang
н и сколько не м еняет дела, ибо навязчивое воспроизведение ттт
своим об’ектом т е ж«е инф антильно-сексуальны е переживания.
■ Ф атал исти чески й момент, естественно вытекающий из Фрей-
дова у ч е н и я об огромной роли бессознания, приобретает в теории
психоневрозов особенно отчетливы й вид.
В се эти полож ения п о с у щ е с т в у в такой же мере неверны
здесь, к а к и в области нормальной психологии. В патогенезе
психоневрозов врожденные моменты вовсе -не играют той исклю­
чительной роли, какая им приписы вается Фрейдом. По наблю­
дениям так и х авторитетных клиницистов, как Oppenheím, Norme
и д р ., истерия, н ап р ., может возн икн уть даж е у людей с исклю­
чительно крепкой нервной систем ой, есл и тол ько внешняя среда
оказалась источником очень си л ьн о или длительно действующих
пси хи чески х травм. В этих у сл о в и я х н аступ ает функциональная
дезорганизация нервных механизмов, которые до того реагировали
соверш енно нормальным образом. Само собой разумеется, то»
факты так ого рода отню дь не скиды ваю т целиком со счетов
момента врожденной недостаточности нервно-психического аппа­
рата. Ч еловек с неполноценной от рож дения нервной системой
отвечает психоневрозом и на т а к у п тр авм у, какая для нервно-
полноценного субъекта п роходи т нодчас совсем безнаказанно. Дру­
гими словам и, врожденные к а ч еств а психики в процессе возник­
новения Гюлезни м о гут и грать благоприятствую щ ую , но отнюдь
пе еди нственно-актуальную роль.
Но и этого мало. Д ел о не тол ько в количественной, но и в
к а ч е с т в е н н о й оценке значения врожденных момевтов, как
факторов психоневроза. К о гд а мы только-что говорили о врожден­
ной неполноценности пси хи ки , мы имели в виду ненормальный
характер реагирования, други м и словами, речь ш ла о недочет^
к ' ф о р м а л ь н о й стороне п си хи ки . Одних этих недочетов в
огромном больш инство с л у ч ае в достаточно, чтобы создать почву
д л я последую щ и х соци ально-пси хи чески х комплексов, ведущм
к п си хоневрозу. П равда, жсихопатическое предрасположение, по­
мимо этого, может подчас заклю чаться и в гипертрофии какои1-
н и будь из перви чны х влечений, в частности полового, т.-е. екл-
:*аться так ж е и в самом содерж ании психики. В этом случае
психоневроз приобретает специф ическую , например, сексуальную,
ок р аск у. Но та к о е полож ение вещ ей отнюдь не обязательно.
П оскольку дело и дет о предрасполож ении, самое существенной
в ф о р м а л ь н ы х недочетах п си хи ки . По Г ауп п у, истерия это
ненормальная форма реакции и ндивида. В основе истерии лежа •
повыш енная способность п о дчи н я ться внушению, чрезмерная вда-
фрсйдшвм И м ар кси зм . 83

лудаиость чувств, болезненная легкость перехода психических


процессов в физические симптомы, несоответствие между причи­
ной вызвавшей т о или иное проявление ч увств, и самим выра­
жением этих ч увств, склонность в фантазии и к мечтам, с а л ь ­
до колебания внимания и ограниченность сознания в силу
выпадения некоторых пси хи чески х процессов1).
Независимо от того, каки е из эти х черт безусловна врожден­
ные, ка к и е — нет, все в этом перечне относится к форме, а не
% содержанию пси хи ки . С точки зрения этого совершенно пра­
вильного понимания содерж ание больной психики, ее патоло­
гические комплексы даны в н е ш н е й с р е д о й , травматические
влвяияя которой болезненно переработаны неполноценными ма­
шинами. Гигантский опы т мировой войны с ее обилием т, ваз.
военных неврозов полностью подтверж дает ‘ имеяно такую теорию.
По Фрейду вы ходит совсем не так. Содержание патогенных
юшексов дано 110 внеш ней средой, а унаследованными «абори­
генами». Нечего и говорить, каки х огромных натяжек, а подчас
н нелепостей стоит ф рейдистам об’яснение с такой точки зрения
ш бы тех ш неврозов военного времени.
Сексуальное истолкование в с е х б е з и с к л ю ч е н и я психо­
неврозов—другой краеугольн ы й камень фрейдистской психопа-
тш гй й — встречает единодуш ны й отпор со стороны большинства
видающихся невропатологов. При этом отнюдь не оспаривается
и известное значение либидо и его извращений для психического
■здоровья личности, ни то т ф акт, что в ряде сл уч аев ненор­
мальное либидо можег я в и т ь с я основой психоневроза. Зато п а н -
еексу а л и я м не н аходи т себе никакого подтверждения в оиыте
щнйщиугов. Вот что, наи р., говорит Ш тромайер, знаток психо­
патологии детского в о з р а с т : «Я отвергаю т у специальную фор-
мулировку, что сек суал ьн ы е ч ув ств а у детей являю тся осно-
: «А истерии; необходимо уч и ты вать всякие аф ф екта, как воз-
[ ножную причину развития истерии, Я считал нужным указать
I в&н на Фрейда потому, что его теория освещ ает о т д е л ь н ы е
щ ш детской истерии и п обуж дает к наблюдению за половой
яюныо в с е х детей» (к ур си в а в то р а )2). Е сли это верно но отно*
I шбнию к детям, то что ж е ск аз ать о взрослых, психика которых
I Щ более насыщена кторичными, социально обусловленными
I шшдексами?
I В общем мы приходим к очень важному дл я оценки фрей-
I знэма выводу: претендуя на построение всеоб’емлющнх психо-
I логических и даж е социологических теорий, фрейдизм не в со-
I яигаип свести концы с концами даж е в психопатологии — в
I wfi области, где он зародился, г д е счи тает себя особенно сильным
I * где находится основной источник аргументации всех прик-
I доильных его положений.
I Психоанализ как метод и его оценка.
I Ошибки фрейдизма логически вытекают из особенностей сно-
I ‘Ш ьно-фрейдовского метода исследования психики— из так назы-
I ОДого психоанализа. Недочеты этого, хотя и частного, но яезка-
I ^ И злож ено по книге Ш т р о м а й е р а : «Психопатология детского
I ^ с т а » , Гиз, 1926.
I стр.7^ ^ т Р ° м э й е р , «П си х о п ато л о ги я д етского возраста», Гиз, 1926 г.,
84 И. Д . Сапир.

щ его в основе всей систем ы метода, в данном случае имеют


роковое значение дл я всего фрейдизма в целом.
П сихоанализ ость одновременно как способ лечения, так и
способ проникновения в глубины бессознательной сферы. Здесь
он и н тер есует нас именно в этом втором своем качестве. В юде
психоанализа, с л е д у е т различать тр и момента, час го совпадающих
ло времени, но отличны х но с у щ е с т в у : 1) момент добывания
сы рого психоаналитического м атериала, 2) момент его обработки
и 3 ) момент проверки полученны х выводов по состояниям «
реакциям больного.
П о п е р в о м у п у н к т у . Сырой материал составляется глав­
ным образом из высказываний но способу свободных ассоциаций
и из сновидений больного. У ж е в этой предварительной стадии
врач играет далеко не пасси вную роль. Не только сообщая боль­
ному «основное пси хоанали ти ческое правило» (говорить все без
исключения, что п ри ходи т в голову, за гл у ш ая голое внутренней
критики), но и целым рядом д р у ги х мер. направленных нд
устранени е внутренн их «сопротивлений», а также на использо­
вание т а к наз. «перенесения» (т.-е. возрастающей привязанности
больного к способу лечения и к л и ’пю сти врача), врач активно
вмеш ивается в течение п си хи чески х процессов пациента. Если
«сопротивления» преодолены, материал, сообщенный больным при­
нимает огромные размеры— гем более, что, по раз’ясиенияы самого
Ф рей да, д л и тельн ость и сследования и лечения измеряется «полу­
годиями или целыми годами» 1). Само собой разумеется, что эн»
обстоятельство особенно остро ста в и т вопрос о способе регистрации
м атериала— техн и чески й момент первостепенной важности для
научной достоверности последую щ их выводов. И вот на этот сч^г
Ф рей д делает такое замечание: «Она (т.-е. аналитическая техника.
П . С .) не при бегает ни к каким вспомогательным приемам,
не п ользуется даж е записями и состоит просто в том, чтобы нг
гтар аться ничего особенного не запоминать и проявлять такое
равномерное впимание, как я это однажды у ж е назвал, ко всему,
’ гго приходится в ы сл уш а ть» 1')- Нет спору, такой способ соби­
рания материала н ахо ди т себе некоторое оправданно в больших
техн и ч ески х тр уд н о стя х. Но оправдания оправданиями, а спо­
соб сам по себе все-таки гаков, что зарегистрированный с его
помощью материал не может бы ть нрипят без внушительной доли
скеп си са: самая регистрация материала страдает величайшей
<• у б ’ е к т и в н о с . т ь ю* Д о какюй степени доходит эта субек-
тпвность, видно из сл едую щ его правила, сформулированное
Фрейдом: врач «должен обратить свое собственное бессознательно»1,
как в о с п р и н и м а ю щ и й о р г а н (курсив наш. Я . С.),—ДДО*
щ ему бессознательному больного, воспринимать а н а л и з и р у е м о г о ,
как приемник телефона, воспринимаю щ ая мембрана». Здесь на­
лицо н е тол ько отказ от точн ы х техн ических приспособления,
но и апел ляци я к собственному бессознанию врача, как воспри­
нимающ ему ор ган у. Это уж© не просто с у б ’ективпзм, а сверх-
с у б ’ е к т и в и з м, гораздо болоо близкий к интуиции Бергсон.1

*) См. сборник: 3. Фрейд « М е то д и к а и техн и ка психоанализа», Гнз,


стр. 68.
а) 1. с.г стр. Пб.
фрейдизм и м а р кси зм . 85

и ДР- идеалистических философов, чем к методам подлинной


вауки.
Мы отнюдь не я вл яем ся принципиальными противниками
суб’ективного метода (интроспекции) в психологии; мы только
вводим его в строгие рамки, определяемые методом об’ектавным
ifwr внешних реакций), которому принадлеж ит приоритет, осо­
бенно обязательный в области психопатологии. Но в психоанализе
Фрейда мы имеем дело е свер хсуб ’ективизмом, а об’ектявизм
становится здесь исчезающе-малой величиной. Это находит себе
яркое выражение не тол ько в первой, но в остальны х фазах
психоаналитического исследования.
По б т о р о м у п у н к т у . И столкование собранного материала,
естественно, проделывается на основе теоретических обобщений,
составляющих содерж ание фрейдизма. И в этом нет ничего шго-
1 aro, поскольку всякое и зучение, даж е простая постановка во­
проса, предполагает некую отправную теоретическую точку зре­
ет. Абсолютно «беспристрастное» исследование есть миф. Но
не дело в том, какой степени дости гает «пристрастие)), н е дохо­
дит ли оно до того предела, когда исчезает всякая гарантия
научной достоверности.
' Психоаналитическое истолкование в ш ирочайших размерах
использует т. н. сим волику бессознательных процессов, и в этом
«го самая характерная особенность. Но основываться на симво-
.тяю-значнт сближ ать такие явления, которые д р у г с другом
шют подчас лиш ь самое отдаленное сходство. И т у т субъек­
тивность истолкователя п олуч ает полнейший простор. 'Вот образ­
на такого толкования у ф рейдиста Ш текеля: один пациент,
держиыый сомнением, закрыл ли он газовый рожок, ничего
иного но желает, как прикры ть своей хозяйке газометр, т.-е.
вагину. Связь м еж ду вагиной и газометром в данном случае
усматривается лиш ь на том основании, что в венском просторечии
вольной житель Вены) первый из этих об’ектов фривольно обозна­
чается другим х). Т аки х примеров можно привести сколько
угодно, и если все-таки попадаю тся на-ряду с этим и убедитель­
ные толкования, то это— либо случай ность, либо результат осо-
'-и личных качеств врача, обладающ его хорошим чувством меры.
Ибо сам метод, как таковой, н е дает н и к а к и х г а р а н т и й
пр а в иль но г о т о л к о в а н и я .
И, наконец,— н о т р е т ь е м у п у н к т у . Достагочно ли убе-
штельна проверка психоаналитических толкований по состоя­
ниям н реакциям больного?
В процессе психоанализа сам больной очень часто согла­
шается с толкованием врача, или руководимый врачем, даже
'Состоятельно приходит к сексуал ьн ом у разъяснению своих симп-
W0B. Можно ли этим собственным признаниям пациента прп-
ш ть значение безусловной убедительности? Отнюдь нет. Начи­
ная с первых ш агов психоанализа (как это было подчеркнут?
F-Ыше), врач с нарастаю щ ей активностью вмешивается в течение
ВДических процессов больного. Авторитетность врача для боль-
одно из необходимых услови й успеш ного психоанализа,
•^печиваег такому вм еш ательству подчас исключительный эф-

«Р. 432^итиР°вано 110 ст- K u tz in sk y в руко во д стве Кга u s и. В г и g s с h, В . Х ,


ф ект. Но в э т и х у сл о в и я х подчас неизбежно резкое искажение дей­
стви тел ьн ы х соотнош ений пси хи ки больного. Правда, мы считаем
мало вероятным, чтобы больному можно было внуш ить что-нн-
б у д ь абсолютно ем у чуж д ое. Но зато нот пичего легче, как
п о л ьзуя сь механизмами внуш ени я у очень податливых людей
вы звать у них резко преувеличенное представление о действи­
тельной роли бывш его ко гд а-п и б удь ничтож пого переживания
И здесь спец и альная пси хоанали ти ческая обработка в течение
многих сеансов может сказаться исключительно сильно.
Если даж е словесные признания больного сопровождаются
ясными изменениями непроизвольного характера (аффективная
вспыш ка), короче говоря, если д а ж е налицо все явления т. в.
<■от реагирования», то и это обстоятельство пичего не меняет в
выш еприведенных соображ ениях, ибо интеллектуальные и эмо­
циональные процессы связаны д р у г с другом теснейшим образом.
Конечно, было бы странно требовать от какого бы то ни
было п си хологи ческого метода и сследования -отказа от активного
вм еш ательства в п си хи ческую ж и зн ь испытуемого. Любой экспе­
римент сам по себе, любая предвари тельная инструкция уже
являю тся актом такого вм еш ательства. Все дело только в том,
что этот момент д о л ж е н у ч и т ы в а т ь с я в качестве яо мень­
шей море одного из факторов, определяю щ их результат экспе­
римента. Но д л я ф рейдиста так ого элементарного и общеобяза­
т е л ь н о г о правила но су щ е с т в у е т: признание больного играет в
его глаэдх роль бесспорного и неограниченного критерия.
Д р уги м критерием проверки я в л я е т ся д л я психоанализа факт
и:игечения больного, вернее, возвращ ения больному 'фаботоспо-
гобности н жизнерадостности». Н ечего и говорить, что психоана­
лиз отнюдь не я вл яется единственным и всемогущим методом
терапии психоневрозов. Бстш тем не менее психоанализ каю спо­
соб лечения ¡т о г д а и приводит к у д а ч е , то в лучш ем случае это
значит, что об’ектом лечения был ^больной с некоторыми спе­
циальными особенностями пси хи ки . Психоанализ имеет шансы
на у с п е х ли ш ь тогда, когд а п с и х и к у больного характеризует
гиперсексуализм (либо врож денны й* либо культивированный осо­
бенностями данной социальной обстановки), и когда очень юный
возраст или дегенеративный ск л а д психики исключает возмож­
ность интенсивного формирования вторичных социальных вле­
чений. Д ругим и словами, е сть известный очень узкий круг био­
логи ческих и социальны х усл ови й , при которых предпосылки
психоанализа и его применение достаточно оправданы (да и тут
с рядом методических и техн и чески х коррективов); но этот ж«*
узкий к р у г усл ови й укалы вает пси хоанали зу его истинное место,
как способу изучения и лечения л и ш ь н е к о т о р ы х к а т е г о ­
рий п с и х о н е в р о т и к о в .
Таковы особенности пси хоанали за. П ользуясь этим методом в
том виде, как он разработан и применяется Фрейдом, можно
притти к каким-угодно п р едставлен и ям и закономерностям, каясдо1
из которых не б у д е т иметь и тени убедительности. Любые предубе­
ж дения исследователя, обусловленны е его социальной прироДО-
в данном с л у ч а е (т.-е. применительно к классическому фрвйдяяс
социальной природой известных к р угов упадочной буржуазия

*) См., напр., кн и гу Ф р е й д а «П о т у сторону принципа удовольствия.


Фрейдизм и м ар кси зм .
87

jfljiyr найти себе ш ирокий простор в произвольных рамках психи-


0йлнзл и п олучи ть в Е/гих рамках свое псевдонаучное подтвер­
ждение.

Есдя бы метод Ф р ей да коренным образом перестроить на.


основах, диктуемы х марксизмом, если бы на место суб ’ективист-
свого вчувствования п о стави ть об’ективную регистрацию реакций
алчности, а толкование и х с точки зрения произвольных сексу-
иьно-кндивидуалисткческих схем заменить тщ ательным учетом
реальных общественных влияний, то психология^ личности пред­
стала бы перед нами в соверш енно ином виде. Перед нами
овпалдсь бы личность, как ф ун кци я среды, иных я словами—л и ч­
ность в том ее действительном виде, в каком она представляется
с точки зрения исторического материализма.
Однако такая переработка метода и принципов фрейдизма
т ш бы этому учению е го собственного сущ ествования.
У нас нет никаких оснований ум аля ть заслуги Фрейда по
отдельным частным вопросам психологии, но фрейдизм есть нечто
¿олее обширное и принципиально важное, чем эти частности, а
в этом своем виде он соверш енно не выдерживает критики с
точки зрения основ марксизма.